«Алиса в Стране чудес» на коми языке

“Алиса в Стране чудес” впервые издана на коми языке (Комиинформ)

Знаменитая книга Льюиса Кэрролла “Алиса в Стране чудес” впервые издана на коми языке. Книга “Алисалöн Шемöсмуын лоöмторъяс” отпечатана в международном издательстве Evertype (Шотландия), сообщает Институт языка, литературы и истории КНЦ УрО РАН.

Перевели книгу на коми язык сотрудники Института Е.А. Цыпанов (прозаический текст) и Е.В. Ельцова (стихи). Редактором-консультантом выступил русский поэт и переводчик Виктор Фет, проживающий в США.

DSC_2274.JPG

Англоязычная детская классика на коми языке издана впервые, поэтому появление повести Льюиса Кэрролла на коми-зырянском языке стало значимым событием. Добрая и открытая миру девочка Алиса войдет в коми национальную картину мира как очень необычный персонаж. Вся коми детская литература создавалась на фольклорных и реалистических литературных традициях, далеких от фантастических сюжетных поворотов и ироничного смеха Кэрролла.

Первоначально перевод делался исключительно по тексту классического русского перевода Н.М. Демуровой. Однако в дальнейшем в ряде случаев пришлось прибегать к оригинальному тексту, особенно при переводе игры слов. Были использованы ценные заметки Виктора Фета, специально составленными в помощь переводчикам.

Для обозначения многих реалий и явлений в коми лексике прямых соответствий не обнаружилось, вследствие чего были сохранены заимствованные слова в русской орфографии (фунтдюймливреяёждельфиномарустрица), в иных случаях даны фонетически адаптированные лексемы, такие как часi ‘часы’, арипметикачерепака, характерные для разговорной речи. Уже более двух десятилетий в коми языке идет процесс очищения лексики, заключающийся в поиске комиязычных эквивалентов для замены заимствованных слов за счёт введения редких диалектных слов, архаичной лексики и вновь созданных неологизмов, которых насчитывается уже более 2 000 единиц.

Многие новообразования хорошо подошли для обозначения реалий, не характерных для природы мест обитания коми или относящихся к обществу XIX в., например, горткöч ‘кролик’, кый ’змея’, öксай ‘господин’, öксань ‘госпожа’, баярныв ‘барышня’, кесъялысь ’лакей’. Ряд неологизмов в данном переводе был введен в языковое употребление впервые: вöргулю ‘горлица’, канаркай’канарейка’, начкалысь ‘палач’, мындалун ’множество’, саридзпорсьпи ‘морская свинка’, шемöсму ‘страна чудес’, юмнянь ‘кондитерское изделие’, юмва ‘сладкий напиток’ и др. Есть большая надежда, что они в дальнейшем перейдут в активное языковое употребление современными коми.

Portret.jpg

О говорящих названиях стоит отметить особо. Коми язык представляет большие возможности для такого наименования. Так, Мартовского Зайца легко стало обозначить как Пышъялан Кöч, дословно ‘убегающий заяц, в период гона, т.е ненормального поведения’, Моck Turtle (у Демуровой, Квази Черепаха) как Ылöг Черепака, дослoвно ‘черепаха-фальшивка’, Соню как Узька-Шыр, используя коми кличку кошек и щенков со значением ‘засоня’, ср. узьны ‘спать’. Грифона удалось передать новообразованной композитой Кутшлев, дословно, ‘орёл-лев’, Hatter или Шляпник (у Демуровой, Болванщик) передан составным наименованием Шляпабала, дословно, ‘форма-колодка для шляпы’, несущим комический оттенок. Практика показывает, что при чтении такие наименования у читателей легко “приживаются”.

Самым трудным делом при переводе стала передача игры слов на коми язык. Английский язык изобилует омонимичными словами, омофонами (формами слов с идентичным произношением), которые мастерски использовал Льюис Кэрролл для передачи комического и иронического эффектов в различных ситуациях, в целях создания несоответствий, парадоксов, алогичности. В этом отношении переводчик становится даже конкурентом автору, о чём говорит разнообразие переводов этой повести на один и тот же язык, скажем, на русский.

Естественно, игру слов невозможно всегда передать буквально или адекватно. В некоторых случаях пригодились находки из русского перевода Н.М. Демуровой, например, слова Грифона о треске“Третшкöдчö ёна” (“Сильно трещит“) (Глава X). В других случаях возможно было подобрать аналогичную пару слов, отличающихся лишь одним звуком, что составляет обычный приём Кэрролла. Так, в вопросе Чеширского Кота о том, в кого превращается ребёнок (в оригинале pigfig, дословно, “поросёнок-инжир”, у Демуровой “поросёнок-гусёнок”) — на коми была подобрана пара польöпи-лёльöпи “поросёнок-червячок” с сохранением комического эффекта (Глава VI).  В Главе VII для предметов, начинавшихся на букву М, даны коми параллели майдöг, мусяр, математика, мындалун… “мыло, земной шар, математика, множество…”.

Кэрролл, бывший преподавателем математики, создал много случаев игры слов по поводу рутины школьного обучения, сочинил пародии на популярные тогда дидактические детские стихи. Четыре пародийных действия арифметики мы сделали созвучными названиям действий на коми языке: сукталöм (сгущение)=содталöм (сложение), чездалöм (растрескивание)=чинталöм (вычитание), кидмöдöм (одичание)=лыдмöдöм (умножение) и муклялöм (мухлевание)=юклалöм (деление). Такая и подобная игра слов вполне понятна коми читателю пожилого и старшего возрастов, которые имеют опыт обучения в национальной школе.

Переводчики благодарны за приглашение участвовать в этом проекте перевода всем, кто содействовал процессу создания книги, прежде всего издателю Майклу Эверсону, руководителю проекта Джону Линдсету и особенно редактору-консультанту Виктору Фету.

Источник: https://komiinform.ru/news/170246

0 ответы

Оставить комментарий

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *