Мастерица Дарья Алексеевна Канева, Нарьян-Мар, 2014 год

Предмет исследований (Наръяна вындер)

Второй год подряд в Ненецком автономном округе проводятся полевые исследования духовной культуры ижемских коми. Они организованы Этнокультурным центром НАО в рамках проекта «Коми олöм», инициированного заведующей коми-отделом Ольгой Коцюбанской.

В составе фольклорно-этнографического отряда – сама Ольга Михайловна, а также специалисты Института языка, литературы и истории Коми научного центра РАН – кандидат филологических наук, фольклорист Алексей Рассыхаев и кандидат исторических наук, этнограф Валерий Шарапов. В июне 2014 года ученые собирали материал по традиционной духовной культуре ижемских коми в деревне Волоковой, а в этом году посетили поселок Каратайка.

Записи пригодились

В Волоковой исследования уже проводились в начале 70-х годов, когда в Канино-Тиманской тундре фольклорные экспедиции под руководством доктора филологических наук, фольклориста и литературоведа Анатолия Микушева искали сказителей эпических песен.

В 1972–1973 годах здесь работал фольклорист Юрий Рочев, материалы которого хранятся в Научном архиве Коми научного центра. Его полевые записи, так и не введенные в научный оборот, стали первоначальным ориентиром для изучения фольклорной культуры Волоковой.

Участниками экспедиции велась параллельная запись на несколько цифровых диктофонов и видеокамер, фотосъемка. Большинство интервью записано на ижемском диалекте коми-языка. Сделано более 40 часов аудиозаписи, 10 часов видеозаписи, снято более тысячи кадров.

Отрадно отметить, что часть материалов прошлогодней экспедиции была оперативно обработана и включена в сборник фольклорных текстов «Фольклор ижемских коми в Ненецком автономном округе», подготовленный Алексеем Рассыхаевым и Верой Кудряшовой. Он издан Этнокультурным центром в 2014 году в рамках государственной программы «Культура 2014–2018 годы». Из экспедиционных материалов в издание вошли произведения устной несказочной прозы (былички, рассказы о сновидениях, анекдоты), поверья, приметы и предписания, связанные с народным календарем, оленеводством, обрядами семейного цикла, описания традиционных игр.

Каратайские корни

В отличие от Волоковой, ижемская фольклорная традиция поселка Каратайка никогда ранее не исследовалась специалистами традиционной духовной культуры. К настоящему времени в поселке проживает около 100 коми, многие из них прекрасно владеют родным языком.

Населенный пункт был основан в начале 30-х годов пожилыми ижемскими оленеводами из артели «Кочевник», перешедшими на оседлость. В артель вошли пастухи стада одного из самых богатых оленеводов (называют имя Федул Федь), перераспределившего своих оленей между бывшими батраками. Первоначально жители обосновались на берегу реки Каратаиха, жили в чумах, но после весеннего затопления решили перебраться на более высокое место. Таким участком оказался кряж в нескольких километрах от прежней стоянки на берегу реки Янгарей. Хотя поселок официально именуется Каратайкой, оленеводы между собой часто его так и называют – Янгарей.

По рассказам, первыми в поселок заселились Каневы и Рочевы. Пожилые люди хорошо знают, из какого они ижемского рода, в каком селе живут их родственники, как, например, Александра Ивановна Рочева с братом Андреем Ивановичем Чуп-ровым из рода Быред («Быред чукар»). Прозвище род получил из-за того, что с родных мест – из села Мохча Ижемского района – с оленьими стадами они отправлялись на зимовье к морю последними, когда переходили реку, уже появлялась наледь («быред»). Другой ижемский род из-за низкорослости назвали Шыр (в переводе – мышь).

Старожилы помнят, в каком году их родители отказались от кочевий и стали жить в поселке. Там в то время было несколько домов, в которых пришлось ютиться первое время. Так, мать Елены Серафимовны Чаклиной обосновалась в Каратайке после потери мужа в 1934 году.

Немало женщин покинули оленьи стада и поселились с детьми в поселке в годы Великой Отечественной войны. К примеру, в начале войны на фронт были призваны отцы Анны Михайловны Рочевой, Александры Ивановны Рочевой и Андрея Ивановича Чупрова. После потери кормильцев женам с малолетними детьми пришлось прописаться в населенном пункте. В более позднее время приток ижемских коми в поселок усилился, стали появляться другие фамилии, типичные для коми-ижемцев – Артее-вы, Вокуевы, Чупровы, Хатанзейские, Хозяиновы.

Наши собеседники помнят, что в начале 40-х годов в Каратайке стоял двухэтажный домик. На коми-языке его называли «выла-ула керка», что можно перевести как «дом с верхним и нижним (этажами)». Долгие годы для многих оленеводов, решивших перейти на оседлость, домик служил временным убежищем. Спустя годы двухэтажку разобрали, а на ее месте появилось здание правления колхоза.

Для детей была школа, стоявшая на месте нынешнего Дома культуры: в ней детишки и учились, и спали, и обедали. В этой школе еще учились наши информанты.

Александра Ивановна Рочева до сих пор помнит имена учителей начальных классов: в первом классе их учил Степан Григорьевич Хатанзейский, во втором – Георгий Васильевич Хозяинов, в третьем – Мария Петровна Климова. Вместо мужчин-учителей, ушедших на фронт, пришли Анна Васильевна Шестакова и Капитолина Тимофеевна Хабарова. После начальной школы каратайские дети продолжали учиться в школе-семилетке в Амдерме, куда добирались няпоем (около 200 километров).

Здесь чтут традиции

Нам, приехавшим в тундру из тайги, необычным показалось отсутствие в Каратайке вокруг домов изгородей. Создается ощущение, что поселковый ландшафт повторяет природную среду с привычным оленеводческим жилищем – чумом – посреди тундры. Весьма примечательным изыском в скудном на цвета северном крае выглядят ставни на окнах. Еще больше удивились, увидев рядом с домами небольшие грядки, с которых исправно снимают урожай картофеля.

Глядя на наших собеседниц, вспомнили слова исследователя коми-фольклора Валентины Филипповой, называвшей красавиц в ижемских сарафанах «северными мадоннами». Именно такими северными мадоннами перед нами предстали Александра Ивановна Рочева и Анна Михайловна Рочева: несмотря на возраст, они держались чинно и сдержанно.

Они хранят ценные реликвии, передававшиеся по наследству от матери к дочери – ижемские сарафаны, шелковые платки («сыръя»), верхнюю часть женской рубашки («сос»), подвенечный головной убор из сукна («юрной»). Выяснилось, что истинные ижемки заранее готовят эту одежду в качестве погребальной.

В Каратайке многие женщины занимаются обработкой оленьих шкур и изготовлением из них одежды и обуви – пим, бурок, тапочек, малиц, а мужчины – оленеводством, рыболовством и охотой. Сбор материалов по этим темам стал приоритетным при изучении локальной традиции. Немало сведений об условиях охоты записали от Андрея Ивановича Чупрова. С большим интересом были исследованы орнаменты на народной одежде, покрой, обработка оленьих шкур, народная терминология.

Исследования продолжатся

В экспедиции зафиксированы сведения по похоронно-поминальной, свадебной и родильной обрядностям, народным играм. Наши собеседницы рассказывали, что в 50-е годы они выходили замуж по старинным коми-обычаям: к родителям приходили сваты, жених преподносил подарки, невесте готовили приданое, ее оплакивали причитальщицы и через ритуальные действия передавали жениху. В поселке с сожалением отметили, что сейчас всего несколько ижемок носят традиционную прическу замужних женщин («бабаюр») и ходят в ижемских сарафанах.

Участников экспедиции интересовала система питания оленеводов во время кочевий. Мы записали условия сбора и хранения дикоросов, рецепты приготовления блюд из них, рыбы и оленьего мяса, а также запреты, приметы и предписания, связанные с пищей.

Весьма интересны фольклорные материалы по символическому освоению кочевыми коми-оленеводами тундрового пространства. Первопоселенцы ежегодно весной проводили омывание икон в озерце Ярейты близ Каратайки. Этим занималась бабушка Клавдия. Ныне озеро называют святым, а воду используют для питья. По рассказам информантов, в тундре на пути кочевания оленьих стад, стояли кресты, около которых раньше хоронили умерших в пути детей. Возле них также останавливались путники.

Как исследователю мне приятно, что Этнокультурный центр НАО в лице директора Валентины Зганич поддерживает и финансирует проведение дорогостоящих (по крайней мере, по нашим меркам) фольклорно-этнографических экспедиций. Хочется верить, что в 2016 году полевые исследования по изучению традиционной духовной культуры ижемских коми в НАО продолжатся, а собранные материалы войдут в издания, которые будут полезны для специалистов.

Источник: http://nvinder.ru/article/vypusk-no-107-20309-ot-3-oktyabrya-2015-g/9934-predmet-issledovaniy

0 ответы

Оставить комментарий

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *