Хрущевская оттепель в столице Коми АССР (Республика)

Хрущевская оттепель в столице Коми АССР (Республика)

Сыктывкарский историк Борис Колегов продолжает исследовать жизнь Сыктывкара прошлого столетия. В этом ему помогают страницы республиканских газет. Как горожане встретили появление телевидения и новой библиотеки, как радовались полету Юрия Гагарина и культивировали кукурузу – обо всем этом и многом другом можно прочитать в его новой книге «Странная страна 3. Город Сыктывкар и его обитатели на страницах газеты «Красное знамя» (1955-1962 годы)». Научный сотрудник сектора отечественной истории Института языка, литературы и истории Коми научного центра УрО РАН изучил подшивки газет за этот период и обнаружил там массу интересных фактов. Их он и опубликовал под обложкой новой книги. В результате получился внушительный том в 340 страниц, который автор издал за свой счет. Тираж столь интересного и уникального издания чрезвычайно маленький – всего тридцать экземпляров.

Родом из детства

Новый том посвящен истории Сыктывкара с 1955 по 1962 год – периоду хрущевской оттепели. Книга содержит порядка двух тысяч газетных материалов. Это не только статьи, но также объявления и стихотворения. В приложении даны перечень городских объектов и названия улиц, а также две карты города этой эпохи. Газетные публикации сопровождаются интересными авторскими комментариями, позволяющими лучше понять суть происходивших событий и явлений, получить о них дополнительную информацию.

В отличие от предыдущих двух книг Бориса Колегова, третья описывает уже ту историческую эпоху, в которой автор родился и вырос. Историк поделился с «Республикой» своими воспоминаниями о детстве.

– Книга эта – первый из двух томов, посвященных повседневной жизни Сыктывкара в период с середины пятидесятых по начало семидесятых годов прошлого века, – отмечает Борис Колегов. – Сам я родился на «рубеже» этих двух томов – в 1961 году. Наш дом стоял на улице Береговой в районе Речного вокзала. Сейчас это территория Кировского парка. В 1964 году мы переехали в пятиэтажку на улице Мичурина. Ныне это Октябрьский проспект. Из окон квартиры я видел строящееся здание железнодорожного вокзала, застройку Октябрьского проспекта и улицы Коммунистической.

Как вспоминает автор книги, застройка города тогда велась планово – микрорайонами. В каждом из них было несколько домов, детский сад, котельная и гаражи. Построенное здание школы во втором микрорайоне на улице Мичурина передали под педучилище. Порядок во дворах наводили сами жильцы. Они проводили субботники, высаживали саженцы берез и рябин, разбивали цветники и клумбы.

– Мама тогда посадила напротив окон нашей квартиры березку, – говорит историк. – Сейчас это уже большое дерево. Но наш двор сегодня «убит». Нет ни зелени, ни детской площадки. Одни машины. Дай бог сил и здоровья моей березке и огради ее от всяких происков новых жильцов-автомобилистов.

Сейчас во дворах практически не увидишь играющих детей. Все сидят дома за компьютерами. А в советское время практически все свободное время ребята проводили во дворах.

– На два дома, объединенных общим двором, было порядка восьмидесяти детей разного возраста, – вспоминает автор книги. – Во дворе было не принято называть пацанов по именам. У всех имелись клички. Меня звали Боб. Были Гусь, Лебедь, Крыса, Мао, Прудник, Рыжий и так далее. Летом мы лазили за «тыблочками» в ботанический сад пединститута, гоняли в футбол за зданием педучилища, играли в «стеночку» на копейки, плавили свинец из аккумуляторов, которые таскали из гаражей автотранспортного предприятия, катались на великах и играли во дворе в «ножички», игры «земля», «генералиссимус», «штандер», «стрелки», «классики», «бабки», «уголки». Любимейшей была игра в «войнушку». И всегда шел спор, кто «наши», а кто «фашисты». Решали этот спор, вытягивая из кулака короткую или длинную травинку. Потом «наши» прятались, а «фашисты» их искали. В ближайшем Мичуринском парке играли в «индейцев», метали томагавки и стреляли из луков. В центре парка стояла заброшенная избушка – около нее и собирались. Там же проходили битвы враждующих дворов: кидались камнями или сражались на деревянных мечах.

Зимой на проезжей части двора играли в хоккей, катались на коньках на запасном поле стадиона и на лыжах с крутых горок по улице Карла Маркса.

В одном из домов микрорайона была комната школьника, где ребята играли в шахматы, шашки, настольный теннис и смотрели мультики и кинофильмы. Еще ходили в кинотеатры и в театры.

– Тогда двери в квартирах не закрывали на ключ, мы пили воду из крана, покупали в магазине молоко на разлив, а сметану на вес, – завершает воспоминания Борис Колегов. – Ели сладкие цветки клевера, ловили лягушек и жуков-плавунцов в лужах на месте нынешнего университета. Открывали в мае «плавательный сезон» на городском пляже у лодочной станции под Кировским парком, греясь у костра. Мне есть что рассказать своей внучке.

Здесь будет город-сад

Читать сборник «Странная страна» так же увлекательно, как смотреть парфеновский телецикл «Намедни». Только в книге описаны события, произошедшие в нашей столице. И это делает чтение более интересным: как события в стране и в мире отражались на жизни наших земляков?

Книгу открывает газетная публикация от 1 января 1955 года. Это новогодняя песня В. Волина, в которой поется о городах Коми АССР. В этот же день в Сыктывкаре стартовал фестиваль китайских фильмов. Их двенадцать дней показывали в двух городских кинотеатрах – «Родина» и «Октябрь».

На месте Эжвы в то время находилось село Слобода, и городские школьники брали шефство над сельскими ровесниками, показывали им город, собирали для них книги.

С газетных страниц в 1955 году молодежь Сыктывкара призывали осваивать целину. Добровольцев-комсомольцев торжественно, с речами и концертами, провожали в добрый путь. Везли на целину из Сыктывкара и щитовые домики, изготовленные в домостроительном цехе лесозавода. Также комсомольцы отправлялись на новостройки Воркуты. Отъезжающим даже подарили патефон с пластинками. Выдерживали суровый климат Заполярья не все – некоторые сбегали домой. Таких дезертиров исключали из комсомола и лишали комсомольской путевки в Воркуту. В 1955 году группа комсомольцев лесозавода выехала на постоянное место жительства в колхоз. Сельчане встретили их радушно.

В стране праздновали десятилетие Победы. 9 мая в то время еще не был выходным днем, поэтому отмечали его скромно: проводили беседы и встречи с фронтовиками на предприятиях и в школах.

В 1955 году началось строительство кирпичного завода в Давпоне, закрылся Сыктывкарский рыбзавод. Проводились регулярные воскресники (суббота тогда была рабочим днем) по благоустройству столицы: молодежь сажала деревья, очищала от мусора улицы, парки и площадь. А специальные «охотники» вылавливали бродячих собак, коз, лошадей и коров.

Очень много публикаций, критикующих работу столовых и магазинов, в частности керосинового ларька и торговлю соками и лимонадом. С другой стороны, встречаются публикации и об открытии новых магазинов и столовых. Часто местная пресса писала о хулиганах и дебоширах, которых приговаривали к нешуточным срокам – пять лет за драку в столовой. Преступников ловили не только сотрудники милиции, но и бригадмильцы (бригады содействия милиции). Так в то время называли дружинников. Бригадмилец-фронтовик Петр Великанов задержал вора Баранова, имевшего 12 судимостей. В то же время браконьеры «орудовали безнаказанно» – повсюду на озерах вокруг Сыктывкара была слышна их стрельба по уткам.

Заметно, что в газетах хрущевской оттепели много критики бытовых неудобств и мелочей жизни. Например, журналисты с удовольствием критикуют громкую работу оркестра и громкоговорителей в Кировском парке. Ночной шум и «мощные звуки» мешали спать жителям ближайших домов. «В нашей стране ведется борьба с шумом на улицах, – отмечает журналист. – В Москве вы не найдете уличных громкоговорителей, которые работали бы круглосуточно около жилых домов». Также критике подвергалась работа магазинов, столовых, бани, почты и даже загса. Практически каждая статья о бытовом обслуживании завершается в духе фильма «Дайте жалобную книгу». Недостатки бытового обслуживания – единственное, что разрешалось критиковать. И на этом журналисты отводили душу.

Город благоустраивался в основном силами самих горожан. Проводились субботники и воскресники. Их участники рыли канализационные траншеи, убирали с улиц торцевую шашку (такими торцевыми спилами бревен ранее мостили улицы), разбирали старые дома и собирали металлолом.

«Сыктывкар должен стать самым красивым городом Коми республики, – писал летом 1956 года журналист «Красного знамени». – Вполне понятно, что благоустройство города – дело всех сыктывкарцев. Превратим город в зеленый, цветущий сад».

О роли кукурузы

В 1955-м Хрущев познакомился с американским фермером Росуэллом Гарстом, который рассказал о роли кукурузы в сельском хозяйстве, после чего в СССР стартовала кукурузная кампания. Сыктывкарские журналисты тоже писали о том, как школьники обеспечили тщательный уход за кукурузой и взяли на себя почетное обязательство вырастить царицу полей в пригородном колхозе имени Сталина. В том же году на станции юннатов начали разводить «северный виноград» – еще экзотический в то время для северян крыжовник.

Летом 1957 года в Москве прошел VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов. А за год до этого, в июне 1956-го, в столице Коми впервые отметили Праздник юности. На парад, концерт и спортивные эстафеты вышли студенты, школьники (начиная с 4 класса), учащиеся училищ и рабочая молодежь. Мероприятия в течение двух дней проходили на Юбилейной площади, в Кировском парке, на стадионе и около школ. Из-за дождя отменили шлюпочные гонки на Сысоле. А в августе 1956 года в Сыктывкаре прошел первый республиканский фестиваль молодежи.

После того как в феврале 1956 года Никита Хрущев на XX съезде КПСС зачитал свой доклад «О культе личности и его последствиях», о культе личности стали писать и провинциальные газеты. Статья «Горячее одобрение» от 7 июля 1956 года повествует, что лесопильщики сыктывкарских лесозаводов единодушно одобрили постановление ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий». Журналист даже процитировал слова об ошибках Сталина, сказанные лучшими рамщиками завода братьями Василием и Александром Прудниковыми.

На страницах старых газет можно узнать много нового о, казалось бы, известных местах. Например, Алешино в середине прошлого века было поселком сплавщиков. И там было плохо «поставлено медицинское обслуживание» населения, поэтому жителям запани приходилось ездить в больницу на противоположный берег – в Седкыркещ.

Были в городе и свои Кулибины. Так, в 1956 году электрик Анатолий Кувардин на базе мотора от мотоцикла Иж-49 смастерил трехколесный автомобиль-малютку. На этой машине со скоростью 50 км/час могли ездить два человека. Радиолюбитель Спартак Исаков сконструировал телеприемник, который ловил эфир французских телекомпаний. Через год он же принял в Сыктывкаре радиосигналы первого искусственного спутника Земли и записал их на магнитофон. Посмотреть на звездочку спутника 4 ноября 1957 года у Дома печати и пединститута собрались сотни сыктывкарцев.

Пресса обратила внимание и на редкий случай: в 1956 году горожанка Анастасия Горло родила тройню, что характерно – все мальчики.

В ноябре того же года в Сыктывкаре «вновь потянуло порохом с далеких средиземноморских берегов», и трудящиеся города на ноябрьской демонстрации требовали от империалистов Франции, Англии и Израиля: «Руки прочь от Египта!»

Первый спутник и дружба с Китаем

В первый день 1957 года в Сыктывкаре распахнул двери новый Дворец пионеров. И «здание как бы ожило: загорелся свет в окнах, зазвенел смех на всех этажах». Здесь открылись автомобильный, мотоциклетный, столярный кружки, цветной фотографии и машинной вышивки. Также работал клуб интернациональной дружбы.

О том, что жить стали богаче, свидетельствует появление в 1957 году в Сыктывкаре первого ювелирного магазина. В нем был большой выбор изделий из золота и серебра, мрамора и кости. В январе в сыктывкарские магазины завезли драп и другие ткани из Китая, Чехословакии и Польши.

Крепла дружба народов СССР и «великого Китая». Как пишет местная газета, «советские люди с восхищением и симпатией следят за достижениями и успехами братской страны». Коми республиканская библиотека организовала выставку, посвященную итогам VIII съезда компартии Китая. Через двенадцать лет Китай после пограничного конфликта на Даманском полуострове уже не будет столь братским и родным.

В 1957 году специалисты Ленинградского института проектирования составили единый план застройки Сыктывкара. Главной улицей согласно плану должна была стать улица Ленина. Второй по значимости – Коммунистическая. В Заречье планировали продолжить парк, а в районе Красной горы – выстроить речной порт. В городе вырубали скверы, поэтому профессор Александр Чернов предложил создать лесопарк. Первоначально его хотели разместить на Красной горе, но потом выбрали место в районе улицы Мичурина и соответственно назвали парк в честь этого биолога и селекционера. Город рос по своим законам, так что большинство планов так и осталось только на бумаге.

С появлением закона об усилении борьбы с антиобщественными и паразитическими элементами на страницах газет начали беспощадно изобличать бродяг и инвалидов-попрошаек. Например, милиция задержала нищего старика в заношенной шинели. А у него при себе оказалось две сберкнижки с общим вкладом в 27 тысяч рублей, полторы тысячи рублей крупными купюрами и восемьдесят рублей мелочью – дневная выручка.

А еще клеймили комиссионщиков, которые перепродавали на рынке вещи. Но выручка у них была скромнее, чем у попрошаек. Один из них – пенсионер Денис Коваленок за несколько лет скопил 12 тысяч рублей. И на эту сумму построил дом с железной крышей. В газете напечатаны не только имена и фамилии комиссионщиков, но и их адреса. Также в очерке о вытрезвителе названы поименно все его посетители: артисты, студенты, инженеры.

В конце 1956 года вышел указ об оседлости цыган, и местная пресса отреагировала очерком о жизни простой цыганской семьи возчика водного цеха лесозавода Дмитрия Баскова и его жены Варвары. Всем табором цыгане пришли работать на завод, получили квартиры и «осели». «Сейчас за чашкой чая они вечерами поют: «Прощай, мой табор кочевой» и рассуждают о выборах народных судей и ледоколе «Ленин». В 1960 году в Сыктывкар приехал на гастроли коллектив венгерских цыган, которые исполняли старинные песни о своей тяжелой доле.

Стоит отметить, что бытовые очерки о жизни семей, работе детских садов, школ и пионерских лагерей в то время были привычным журналистским жанром.

Новые театр и библиотека

Своего рода культурная революция произошла в Сыктывкаре в 1958 году. Свой первый сезон республиканский музтеатр начал с оперы «Евгений Онегин». Не менее значимым событием стало торжественное открытие 21 апреля нового здания республиканской библиотеки имени Ленина. Весной этого года впервые заговорили о строительстве на Вычегде Сыктывкарского лесопромышленного комплекса. Тогда же планировали добычу нефти в Усть-Куломском районе. Начала строиться железная дорога Сыктывкар – Микунь, ее строительство было объявлено народной стройкой. Даже пенсионеры брали на себя обязательство отработать на этой стройке по 15 дней. В 1959 году в городе возобновились сборы золы для совхозных полей.

В конце 1950-х годов усилилась борьба с религией. В 1959 году перед Пасхой вышел очерк Александра Мурзина (известного тем, что впоследствии он писал «Целину» Брежнева). Очерк был посвящен самому известному священнику Коми АССР – служившему в то время в Казанском храме Кочпона легендарному Владимиру Жохову. Читатели узнали, что многодетный священник «не щиплет на корм траву», а ему на самолете привозят из Москвы паюсную икру и кремовые торты. А еще он получает 15 тысяч в год и купил дочери пианино. В общем, по мнению автора очерка, Владимир Жохов – скупщик и спекулянт. А про то, что священник – ветеран Великой Отечественной войны, автор не упомянул.

В 1959 году начали обсуждать строительство железнодорожного вокзала в Сыктывкаре. Кстати, характерного шпиля в проекте еще не было. Также обсуждался проект нового универмага. Его хотели возвести на углу улиц Куратова и Советской.

В этом году в городе появились первые уличные телефоны с кабинками, первые три киоска «Союзпечать» и даже автоматы по продаже спичек. В магазинах продавали туфли из дружественной Чехословакии и ГДР, габардиновые пальто из братского Китая и консервированные фрукты из Болгарии. Китай в эти годы стал настолько братским, что даже в республиканском драмтеатре поставили пьесу Цао Юйя «Ураган» о жизни китайских семей до революции. Широко отпраздновали в Сыктывкаре десятилетие КНР: выставки, лекции, вечера дружбы. Дружили и с Америкой. В ноябре 1959 года во всех кинотеатрах и клубах города с утра до вечера шел документальный фильм «Никита Хрущев в Америке». Его посмотрели практически все сыктывкарцы.

В газетах писали о первых счастливых владельцах личных автомобилей и даже о первом угонщике – электрике Романцове. Вначале тот планировал собрать автомобиль своими руками, но потом угнал новенький «Москвич».

В 1960 году в Сыктывкаре началось строительство аэровокзала и принято решение о переносе колхозного рынка на улицу Орджоникидзе. На этой же улице торжественно открылся магазин «Детский мир».

1961 год запомнился не только полетом Юрия Гагарина, но и обменом денег. Авторитет рубля вырос в десять раз. В Сыктывкаре обмен проходил в восьми пунктах, а первыми зарплату новыми рублями получили ученые и учителя. В марте горожане узнали, что около Сыктывкара будет строиться город-спутник, позже получивший название Эжва.

Самым важным событием года стал полет Гагарина. В Сыктывкаре практически сразу же назвали в честь первого космонавта часть улицы Мичурина (ныне Октябрьский проспект от кольца в сторону Орбиты), школу, городское училище и запланировали дать его имя одной из улиц будущей Эжвы.

Глубокое негодование вызвала у сыктывкарцев американская агрессия против Кубы.

Так начались в Сыктывкаре шестидесятые годы. А это уже совсем другая история. И о ней собирает сейчас сведения Борис Колегов.

Источник: http://respublika11.ru/2019/05/25/hrushhevskaya-ottepel-v-stolitse-komi-assr/

0 ответы

Оставить комментарий

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *