Пути в археологию показали абитуриентам в Коми (БНКоми)

Пути в археологию показали абитуриентам в Коми (БНКоми)

Цикл встреч с молодыми учеными и специалистами стартовал в Юношеской библиотеке в рамках профориентационного проекта «В будущее с уверенностью». Рассказать о своей профессии на встречу со школьниками пригласили археолога, кандидата исторических наук Виктора Карманова.

Программа помощи для выпускников и учеников старших классов рассчитана на целый год и включает в себя несколько этапов. На первом специалист-психолог проводил диагностику: тестирования на типы темперамента, выявление интересов и склонностей, определение профессиональных навыков и отработка их в ролевой игре.

На следующем этапе абитуриенты посещают встречи с молодыми специалистами, как Виктор Карманов. Как пояснили сотрудники библиотеки, это поможет поступающим изнутри взглянуть на профессию, услышать все из первых уст.

Встречу начали с пояснения самого термина «археология». Как рассказал Виктор Карманов, часто людям его профессии задают неуместные вопросы, например, оставляют ли ученые найденное золото себе или ищут ли они динозавров. Путают археологов и с дружественными им палеонтологами и геологами:

— Между ними, конечно, существенная разница. Археология – это изучение древностей, но древностей не всех. Археологию в первую очередь интересует прошлое человека. Например, упрощенно палеонтологи занимаются вымершими животными, геологи изучают нашу землю, историю ее формирования. Археологов интересует все, что было связано с человеком в прошлом. Не всякое, а то, что дошло до нас с древними вещами, артефактами, условиями их нахождения.

IMG_1269.jpg

Сразу ответил Виктор Карманов на еще один распространенный вопрос: можно ли назвать человека с металлоискателем в поисках клада археологом? Ученых-исследователей в этой сфере интересует не сам предмет, как это бывает с охотниками за сокровищами, а «условия его обнаружения, условия его залегания в грунте, на дне моря, взаимосвязь предметов друг с другом». Как пояснил Виктор Карманов, даже по фрагменту артефакта можно узнать его технологию изготовления, сырье, как обрабатывалась поверхность, к какой эпохе он принадлежит. Кладоискатели же в своих поисках эти связи разрушают, поэтому их деятельность запрещена законом.

IMG_1245.jpg

— Все полевые археологические работы — это разведки, раскопки, наблюдения, можно вести, только получив специальное разрешение, которое у нас по традиции называется открытый лист. Это своеобразная разовая и персональная лицензия. Здесь указана мои данные, вплоть до паспортных, объект, на который дается открытый лист, и вид работ, который я имею право проводить. Выдается он Министерством культуры РФ, — прокомментировал Виктор Карманов, отметив, что все найденные на раскопках предметы принадлежат государству и должны быть переданы в музей.

Раскопки требуют определенного инструментария. У большинства людей арсенал археологов ассоциируется с лопатой, мастерком и кисточкой. Сейчас к ним обязательны компьютеры, фотоаппараты, навигатор GPS, геодезические приборы и другая цифровая техника. Важно также быть готовым осваивать новые компьютерные программы, как создание 3D-моделей. Все это необходимо, по словам ученого, для фиксации найденного на раскопках:

IMG_1228.jpg

— Главный навык археолога не только понимать, что он копает, но и уметь как можно более полно зафиксировать увиденное им. Дело в том, что это было бы очень эгоистично со стороны ученого – увидеть самому, но не показать другим.

Больше всего заинтересовали школьников сами раскопки, которые могут проводиться в нашем регионе только в бесснежный период. Как пояснил Виктор Карманов, сначала идет разметка, когда отбивается периметр исследуемой территории. Во время раскопок важно выделить «бровки» — стратиграфические разрезы, чтобы проследить характер почвенных отложений в конкретном месте. Весь процесс сопровождается фиксацией – при помощи приборов и фотографий. Найденные предметы очищаются, снимаются и упаковываются для дальнейшего изучения. Когда раскопки завершаются, территорию приводят в порядок: разбирают «бровки», засыпают землей, возвращают дерн на место.

IMG_1195.jpg

Бюджет одной такой экспедиции даже на территории Коми может колебаться от нескольких десятков тысяч до миллионов . Связано это с расходами – до некоторых мест можно добраться на машине, до других только по воздуху или по воде. Учитывается также необходимость привлекать специалистов, а также стоимость оборудования.

В Коми открытые листы, которые позволяют вести подобные полевые работы, получили только семь человек. Они занимаются фундаментальными исследованиями по освоению нашего региона в разные периоды времени, прикладными – защитой археологических объектов, обследованием этих мест и определением рисков их сохранностей. Археологов могут также привлекать к частным заказам для проведения историко-культурных экспертиз при освоении земель.

На вопрос, может ли окупиться выбор такой профессии с финансовой точки зрения, Виктор Карманов ответил, что о деньгах не стоит думать:

— Как я недавно говорил одному из своих студентов, главное не думать о деньгах, они сами придут. Главное – любить свое дело, с увлечением заниматься им. Археология на современном этапе позволяет зарабатывать, но главное условие – не думать о деньгах. Как только начинаешь считать – явно будет убыток.

Источник: https://www.bnkomi.ru/data/news/59146/

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *