Захар и Михаил Жаковы около могилы прадеда

Из рода Каллистрата Жакова (Газета “Республика”)

Известно, что Каллистрат Жаков был женат несколько раз. От первой жены Глафиры Никаноровны Николаевской у него были сын Вадим и дочь Евгения. От второй – Алиды Приеды – дочери Райда и Елена. После развода с Алиде в 1921 году Жаков последние пять лет жизни провел в Латвии. Здесь он женился на секретаре общества лимитистов – латышке Марии Заринь. Детей в этом браке у него не было.

Несколько лет назад мне довелось познакомиться с правнуком Каллистрата Жакова – Захаром Львовичем Жаковым. Его мать – Любовь Вадимовна (3.05.1923) была единственной дочерью Вадима Каллистратовича и внучкой Каллистрата Жакова. Она родилась и жила в Ленинграде, перенесла все ужасы блокады, а в последние годы проживала в Ярославле.

Любовь Вадимовна вышла замуж за своего ровесника Льва Андреевича, который взял фамилию жены. Лев Андреевич был профессором и доктором биологических наук. В семье Любови Вадимовны и Льва Андреевича было четверо детей: Арсений (1950), Михаил (1952), Захар (1955) и Евдокия (1959). У них у всех есть дети, а у Захара, Михаила и Евдокии уже есть и внуки. У Захара Львовича трое детей, внук и внучка. Сам он живет в Вологде. Его братья Михаил и Арсений живут в Санкт-Петербурге. У Арсения (музыкант, и уже на пенсии) – три сына, но внуков пока нет. У Михаила (математик-программист) – пятеро детей, два внука и две внучки. У Евдокии (она преподает музыку в Угличе) – один сын, внук и внучка.

Всего от Вадима Каллистратовича сейчас около двадцати потомков. Причем, как с гордостью уточнил в беседе с журналистом «Республики» Захар Львович, все они носят фамилию Жаковых. А он сам вместе с братом Михаилом приехал на проходящий в Сыктывкаре международный симпозиум.

– У вас уникальная семья. В роду есть ученые, художники, музыканты, писатели. Передались ли потомкам Жакова его способности?

– Вопрос сложный – что есть уникальные способности, и от какого дедушки они передались – разобраться не просто. Хотя особо уникальных способностей вроде как не видно, но с другой стороны вроде как и не идиоты. Изнутри это сложно судить. Сам я всю жизнь проработал геологом. Первые десять лет в территориальной полевой геологии, потом четверть века в автодоре на камеральных работах. От природы патологически неграмотен, то есть говорю вроде нормально, а как писать, так двух слов без ошибок не напишу. А всякие там точки и запятые – это уж точно выше моих сил. И хочется иногда чего-нибудь написать, но с годами какой-то комплекс выработался, да и навыков нет и времени. Иногда подумаю:

«Ну начну и я писать, а кто читать будет? Писателей много, а читателей нет». Моя мама литературным творчеством тоже не занималась, а представлялась обычно как художник или домохозяйка. В зависимости от ситуации. Попутно занималась изучением литературного и философского наследия деда и еще какими-то философско-педагогическими исследованиями. Вообще из профессиональных писателей в роду только сам Каллистрат и моя дочь Ольга. Она писатель-фантаст, живет в Болгарии. Пишет под собственным именем Ольга Жакова или под псевдонимом Лев Жаков.

– Ваш отец взял фамилию жены из уважения к Каллистрату Жакову?

– Нет. На момент регистрации брака никто в семье про Каллистрата Жакова толком еще не знал, а имя его было под запретом. Но отец даже про это не знал. У родителей были свои причины взять именно эту фамилию.

– Как вы относитесь к своему славному предку? Он для вас неизвестный прадедушка или великий ученый?

– И так и этак. Дело в том, что процесс изучения деда, степени его значимости в науке и в литературе проходил медленно и с большими трудностями. Известным и великим ученым он становится сейчас, а в 60-70-е годы о нем знал очень узкий круг специалистов-энтузиастов. Имя Жакова было под запретом. Серьезно изучением жизни и творческого наследия прадеда занималась моя мать Любовь Вадимовна. Перед смертью она передала часть материалов ученым в Сыктывкар, а часть архива осталась в Вологде. Но с матерью я общался редко: учился вдали от дома, а потом семья, дети, работа все урывками, она не всегда успевала рассказать все новости этого дела. Жизнь текла, было не до этого. Вообще я с четырнадцати лет жил вдали от родителей. А когда раз в несколько месяцев встретишься с ними, столько надо рассказать актуального на данный момент, что естественно не до истории предков. Сейчас часть архива матери хранится у меня, но разобрать архив руки не доходят. Хотя тема интересная, но не совсем по моей специальности – по профессии я геолог. Но с возрастом начинаешь осознавать себя звеном в длинной цепи поколений, и интерес к родословной просыпается. Помимо сына Вадима и дочери Евгении, у Каллистрата были дети от Алиды Приеде. Она родила дочерей Елену и Райду. У одной из них, точно не помню, у которой, также была дочь Райда. Я видел ее мельком еще в советские годы. И у нее тогда было уже двое деток – правнуков Каллистрата. Но про латвийских родственников я мало знаю, с ними не общаемся. У Евгении Каллистратовны был муж, но он погиб в войну.

Сын Евгении Каллистратовны, внук Каллистрата – Анатолий Степанович Лунин – погиб в 1944 году на фронте. Попал в плен, потом бежал и стал партизаном. Сама Евгения Каллистратовна и прабабушка Глафира Никаноровна умерли от голода во время блокады Ленинграда.

– Это ваш первый визит в Сыктывкар?

– Я бывал уже в Коми – гостил у одноклассника. Но это было очень давно, про Каллистрата тогда в Коми никто и не слышал. Брат Михаил был проездом в начале века – заходил в школу, где музей Каллистрата. Родители ездили на какую-то конференцию в 1980-х, но подробностей я не помню.

– Есть ли какие-то семейные легенды о Каллистрате Жакове?

– Нет и быть не могло в силу специфической истории познания его личности в семье. Все о Каллистрате только из изданных источников, ну, может, какие-то тонкости мать узнала от второй жены деда Вадима, с которой переписывалась, и от дочерей Райды и Елены – с ними тоже была переписка.

Артур АРТЕЕВ
Фото автора

Ольга Жакова:

– Я писала и стихи, и прозу, и статьи, и фантастику, в самых разных жанрах и формах. Но в целом, конечно, предпочитаю фантастику. Под именем Ольги Жаковой опубликованы некоторые стихи, миниатюры, сказки, эссе, статьи. Как Лев Жаков я начала издаваться с 2004 года, вышло около двух десятков рассказов в разных журналах, антологиях и сборниках и несколько романов. Каллистратом я заинтересовалась довольно рано, еще в школе. Мне очень нравилось, что у меня такой интересный предок – разносторонний ученый, философ, писатель. Но каких-то конкретных материалов о нем у меня не было, знаю общие вехи биографии и самые известные его достижения. Когда вышла его книга «Биармия», я прочитала ее с большим удовольствием, она во многом определила мой интерес к фольклору и мифологии в последующие годы. Но я даже не знала, что Каллистрат был признан одним из первых российских фантастов, так что этот факт никак не повлиял на мое творчество.

История жизни родителей Захара Жакова – Любови Вадимовны и Льва Андреевича – стала основой сюжета снятого в середине 1980-х годов документального фильма «Во имя жизни и любви» (Леннаучфильм, 1984, режиссер А.Каневский). Из аннотации к фильму: «Это история любви доктора биологических наук, профессора Ярославского университета Льва Жакова и художницы Любови Жаковой. Они полюбили друг друга еще в школе. А потом была война. И пять лет переписки. Любовь пережила блокаду. Лев вернулся с фронта. И они жили долго и счастливо. Фильм, построенный на их переписке, полной размышлений о жизни, смерти, верности, становится рассказом о вечной загадке любви, которая никогда не будет разгадана»

Источник: http://respublika11.ru/2016/05/20/iz-roda-kallistrata-zhakova/

0 ответы

Оставить комментарий

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *